«Просыпающаяся Москва очень трогательна и нежна…»

интервью Игоря Олейника на сайте www.respectme.ru 

25 ноября 2010, 20:31

Игорь Олейник: Москва - город, который каждый видит и ощущает по-своему. Меня лично вопрос о том, нравится ли мне Москва, ставит в некоторое замешательство. Потому что для меня Москва - это «город городов», и эти составляющие Москву «города» - очень разные. Какие-то из них мне близки (например, Воробьевы горы, где я учился, и Зеленоград, где я живу). А некоторые районы вызывают уныние, чувство дискомфорта, а то и опасности. Интересно, как видят Москву рисующие ее городские пейзажи художники?

Алексей Шалаев: Вы правы, у каждого Москва своя. Любой человек составляет свой собственный портрет столицы, который связан с какими-то запоминающимися событиями или, с местами, в которых он часто бывает. Думаю, что даже тот, кто не разу не был здесь, имеет некий образ нашего города, созданный его сознанием. Для меня существует своя Москва, о которой я могу говорить долго. Все свои 40 лет я живу здесь. На моих глазах происходит глобальное изменение облика города. Постепенно старая Москва моего детства исчезает, и ее место занимает новый бетонный красавец. Вот только, к сожалению, его характер и душа оставляют желать лучшего. Поэтому я и спешу запечатлеть свое видение любимого города – пусть субъективное, связанное с моим жизненным опытом и через призму моего личного восприятия.

Игорь Олейник: А Вы пишите Москву своего детства? Условно говоря, Москву 70-х годов глазами подростка? В каком районе Вы выросли?

Алексей Шалаев: Честно говоря, никогда не анализировал свое творчество с этой стороны. Ваши вопросы заставили меня это сделать. Из детства мне помниться не город, а совсем другое. Вырос я в районе Ховрино. В начале 70-х этот район больше напоминал деревню и на моих глазах начал становиться городским. Пожалуй, что мои детские впечатления сильно отличаются от ощущений того времени, когда я стал ассоциировать Москву с родным мне городом. Сейчас начинаю понимать, что мой город стал мне родным во время разлуки с ним. Произошло это, когда я служил в армии вдали от дома - в Чехословакии. Видимо, город - это большое существо, которое можно разглядеть на расстоянии.

Игорь Олейник: А какое Ховрино вам милее - современное или 70-х годов? Вы пишите картины как будто бы не современной Москвы. В современной Москве бросаются в глаза, прежде всего толпы прохожих и плотные потоки автомашин - а на ваших картинах прохожие редки.

Алексей Шалаев: Больше всего меня интересует Москва XIX века. Причем не только ее облик, но и история. Но я живу не вчерашним днем. В современном образе города тоже есть много интересного. Могу только добавить, что моя Москва - это город раннего утра выходного дня. Просыпающаяся Москва очень трогательна и нежна – она напоминает любимую просыпающуюся женщину.

Игорь Олейник: XIX век Москвы огромен - он начинается с «допожарного» периода младенчества Пушкина и заканчивается началом разработок (пусть еще в проекте) московского метро. Может быть, уточните кто из москвичей XIX века ближе вам как заочный собеседник о «столице нашей Родины»?

Алексей Шалаев: О Москве я больше люблю слушать, чем говорить. И если уж речь зашла об интересном собеседнике из времен прошедших, то, скорее всего, для меня это М. Н. Загоскин и его «Москва и москвичи». А из наших современников, я бы выбрал московского краеведа и историка Сергея Романюка. Книги этого автора, очень много работавшего в архивах, музеях и библиотеках, обострили мой интерес к истории Москвы. Из них я черпаю вдохновение и чувствую связь и причастность к моему городу. Он является автором замечательных книг «В поисках пушкинской Москвы», «Кремль. Красная Площадь», «По землям московских сел и слобод», «Из истории московских переулков». Очень рекомендую их почитать…

Игорь Олейник: Московские улицы утром выходного дня - это в какой-то степени «Москва без москвичей». А вот москвичи на ваших картинах - это просто размытые фигурки, придающие характерность пейзажу или нет?

Алексей Шалаев: Я пишу портрет города. Мне кажется, если сравнивать его с портретом человека, то было бы странным пересчитать все морщинки, складочки и прыщики на его лице. Толпы людей на улице и железная масса душащих город машин - это не лучший портрет больного (хочется сказать человека) города. А в воскресенье утром Москва все еще достаточно свежа и молода. Меня интересует история архитектуры, происхождение названий улиц, интересные факты, связанные с застройкой и внешним обликом Москвы и москвичей. И только на втором плане нравы людей населяющих город образ их жизни и быта. Если выразиться короче, мне интересна каменная летопись Москвы.

Игорь Олейник: Вообще, восприятие Москвы как юной днем и стареющей к вечеру, возможно, весьма небезосновательно.

Алексей Шалаев: Очень люблю район Замоскворечья. Один из немногих районов Москвы, не сильно пострадавших от перестроек. Много стареньких церквушек, которые придают особый дух и энергетику этому месту. Слава Богу, в последние годы церкви, которые и дали определение Москва златоглавая, понемногу восстанавливают. Чем более не тронутым остается место, тем интереснее для меня. Это дает возможность точнее уловить и передать образ. Видимо, проще установить духовную связь там, где каждый уголок пропитан историей, в каждом кирпичике душа. Нужно только ненадолго остановиться и прислушаться.

Игорь Олейник: Как бы вы описали внутренний образ различных районов Москвы? Какие улочки вам особенно хочется перенести на полотно картины?

Алексей Шалаев: Если задаться целью, каждому району Москвы можно определить характер. Я сравнил бы их с характерами людей. Один - это старый аристократ с хорошими манерами, живущий своими воспоминаниями и не кому не докучающий проблемами. Другой - ворчливая купчиха, вечно всем не довольная. У нее все на показ: и яркая одежда, и дурной характер. Третий - как генерал на параде, вся грудь в орденах. Есть наглые подростки, акселераты. Есть с красивым атлетическим сложением, апломбом выше головы и отсутствием мыслей в этой самой голове. В общем, широкий спектр.

Игорь Олейник: Вы знаете, сейчас мне пришла в голову идея провести немного попозже в нашем разделе «Социологические опросы» небольшое исследование - кто из Участников нашего проекта, к какой «психологической» категории отнесет основные районы Москвы. Думаю, это будет весьма интересный опрос. А можно привести примеры района - аристократа с хорошими манерами, района - подростка и т.д.?

Алексей Шалаев: Пожалуйста, хотя, конечно, тут нужно делать поправку на условность моего восприятия. Аристократ - это, скорее всего район Патриарших прудов до Тверского бульвара. Купчиха – это Замоскворечье. К подросткам – акселератам можно отнести большинство новостроек (особенно Москва-Сити, хотя он еще и не построен).

Игорь Олейник: И еще один вопрос. Можно сказать, дежурный и набивший оскомину - потому что он связан с предметом традиционных споров среди москвичей. Как Вы относитесь к монументальным творениям Зураба Церетели среди городского пространства Москвы? И как вообще быть, если художественные вкусы мэра города заметно отличаются от привычного восприятия архитектуры и искусства большинства горожан?

Алексей Шалаев: Стараюсь публично не обсуждать работу своих коллег. Мне это кажется не этичным. В глаза коллеге могу сказать все, что думаю, если это ему интересно. И вряд ли в одночасье исчезнет такой печальный фактор в формировании архитектурного облика Москвы как протекционизм…

Игорь Олейник: В начале нашего разговора, Вы сказали, что спешите запечатлеть свое видение любимого города. Я так понял (может быть, неточно - тогда поправьте меня), что Вы спешите, пока Москва не превратилась окончательно в «бетонную красавицу» - статусную и бездушную. Угрожает ли Москве, на ваш взгляд, такое будущее? И может ли вообще мегаполис избежать такого будущего? Как относитесь к новой московской архитектуре, появившейся за последние 10 лет?

Алексей Шалаев: Да, конечно, я спешу. Банальная причина - никто и ничто не вечно. Потом история Москвы нам показывает, что город постоянно меняется. Впрочем, как любой другой город. И в будущем вряд ли будет по-другому. Даже если Москва не превратиться в бетонного монстра, она будет другая - а значит не такая, какую я ее знаю. Относительно прогнозов на будущее - это удел аналитиков. Мне остается только надеяться на лучшее, я пока еще оптимист. Надеюсь, что Москва останется красивым городом. Было бы приятно, если исторический центр останется цел.

Игорь Олейник: Ну что ж, уверен, что к этому Вашему пожеланию присоединятся и наши читатели. Успехов Вам!!!